• Русский
  • English

О.Божков: "Рост населения Петербурга имеет механический, а не естественный характер"

Вице-президент Российского общества социологов по СЗФО О.Божков: "Рост населения Петербурга имеет механический, а не естественный характер"

 

 

В сентябре 2012 года население Петербурга перешагнет пятимиллионный рубеж во второй раз за историю северной столицы. Власти города активно готовятся встретить появление на свет пятимиллионного петербуржца, праздничные акции и церемонии начали разрабатываться задолго до самого события. О том, за счет чего возросло количество населения, работают ли меры по улучшению демографии и в чем разница между пятимиллионным Ленинградом и Петербургом в интервью информационному агентству "Интерфакс Северо-Запад" рассказал вице-президент Российского общества социологов по Северо-Западному федеральному округу РФ Олег Божков.

 

- Олег Борисович, в чем Вы видите характерные особенности Петербурга как города с пятимиллионным населением?
- Проблема роста рождаемости, при учете тяжелой демографической ситуации России, конечно же, чрезвычайно актуальна. Однако проблема численности населения таких городов, как Москва и Петербург – это совершенно другая проблема. Они нуждаются не столько в росте, сколько в сдерживании этого самого роста численности населения.
 
Еще в советское время Ленинград работал как мощный насос: он "выкачивал" рабочую силу сначала из области, затем из Новгородской, Псковской, Вологодской областей, затем из Белоруссии и Молдавии, а потом из зарубежных стран, например, из Вьетнама. Примерно то же происходило в Москве с той лишь разницей, что Москва имела своих "доноров". Вы, наверное, уже не помните такую презрительную кличку для мигрантов – "лимита".
 
- То есть Петербург достиг такого количества населения лишь благодаря миграции?
 
- Да, сегодня рост населения Петербурга (это отмечают и правительственные чиновники в своих интервью) имеет все-таки механический (за счет миграции), а не естественный (за счет увеличения рождаемости и сокращения смертности) характер. Заметьте, что квота (лимит) на ввоз рабочей силы в Петербург (в том числе, и иностранной) постоянно увеличивается.
 
А что касается "победных реляций" о якобы замеченной в последние годы тенденции к росту рождаемости и сокращения смертности, я бы отметил следующее. Во-первых, это лукавые реляции, так как они умалчивают о больших "демографических ямах" отдаленного и недавнего прошлого. Демографический провал 1941-1945 гг. лишь в относительно небольшой степени был ликвидирован лишь в 60-70-е годы. Не удивительно, что пятимиллионного рубежа город достиг лишь в 1988 году. Но ведь в это же время случился другой демографический провал.
 
Петербург не молодеет. Если в 80-е годы доля пенсионеров составляла около 20 %, то сегодня она уже перевалила за 30%. Национальный состав практически стабилен, если учитывать жителей имеющих постоянную прописку, хотя за счет мигрантов растет доля представителей среднеазиатских (Узбекистан, Таджикистан, Киргизия) и западных стран СНГ (Молдавия, Белоруссия, Украина).
 
- Вы не видите положительного эффекта от правительственных мер, направленных на улучшение демографической ситуации?
 
- Пресловутый материнский капитал, как утверждают демографы, не способствует повышению рождаемости. Он просто "сдвигает" (ускоряет) рождение первого ребенка и крайне редко действительно стимулирует рождение второго или третьего. И если рост рождаемости действительно происходит, то лишь потому, что в детородный возраст вошло поколение послевоенного "беби-бума". Здесь же стоит отметить и взросление рожениц. Сегодня возраст, в котором женщина рожает первенца, существенно увеличился по сравнению, скажем, с 50-60-ми годами прошлого века.
 
- То есть рождение пятимиллионного жителя для Петербурга должно скорее стать не праздником, а сигналом к принятию радикальных мер по поддержке материнства и детства, развитию социальной политики?
 
- Я убежден, что "пятимиллионный петербуржец" - это чисто рекламная, пиаровская политическая кампания. Конечно, те щедроты со стороны государства, которые выпадут на голову счастливых родителей этого ребенка, будут очень существенны. Но вряд ли они станут стимулом для других. Каким по счету должен стать тот ребенок, родители которого смогут претендовать на столь же щедрые подачки? Пять миллионов стотысячным? Или пять миллионов пятидесятитысячным? А когда они родятся? Может быть, и скоро, если город будет расти за счет интенсификации миграции (ввоза рабочей силы извне), а может быть, только у этого самого "пятимиллионника-2012", когда он (она) достигнет детородного возраста и решится родить своих детей.
 
- В чем разница между пятимиллионным Ленинградом 1988 года и пятимиллионным Петербургом образца 2012 года?
 
- Качество населения заметно снижается почти по всем ключевым параметрам: состоянию здоровья (как физического, так и нравственного), жилищной обеспеченности, уровню и качеству образования. Мы по инерции с гордостью говорим, что Петербург – культурная столица. Но ведь фактически это уже не совсем так. Приток малообразованных, малоквалифицированных, обездоленных мигрантов неуклонно снижает это самое качество населения. В основном это происходит из-за непродуманной социальной политики, а вернее, из-за ее отсутствия. Обратите внимание: мы перманентно находимся в русле то одной, то другой кампании, но ни одна из них не доводится до конкретного и устойчивого результата. И это идет не столько от местных властей, сколько из федерального центра.
 
Еще в 1831 году Вяземский гениально отреагировал на апелляцию Пушкина относительно гигантских просторов России: "… Мне так уже надоели эти географические фанфаронады наши: "От Перми до Тавриды" и проч. Что же тут хорошего, что мы лежим в растяжку, что у нас от мысли до мысли пять тысяч верст. Велика Федора да дура!"
 
- Какой Вы видите выход из этих проблем?
 
- Нам нужна социальная политика в масштабе страны. Не хватает настоящей эффективной реформы образования для начала. У меня часто волосы встают дыбом от моих студентов, хотя все они очень милые и даже хотят что-то знать. Но когда приводишь им какие-то примеры из художественной литературы, допустим, даже из русской – я не говорю о европейской классике, - у них становятся глаза большие и квадратные, и я по глазам вижу, что это имя им ничего не говорит. Я, конечно, их обнадеживаю, говорю, что у них все еще впереди…
 
Сегодня также никто по-настоящему не прислушивается к науке. Кроме того, необходимо омолаживать кадры науки. Во-первых, у академических институтов нет свободных ставок; а во-вторых, мне просто стыдно приглашать своих студентов на работу, что я могу предложить им? Должность младшего научного сотрудника. Это 11 тысяч рублей. Какой молодой человек сможет прожить на эти деньги? Несмотря на то, что в Петербурге много ученых, научные сообщества практически разрушены (по разным причинам, в том числе, и экономическим). Я это вижу по сообществу социологов. Но примерно такая же картина и среди физиков, химиков, биологов. Исключение, пожалуй, составляют астрономы и нейрохирурги по очень простой причине: их так мало, что они не могут не контактировать и реально не взаимодействовать друг с другом.
 
Кроме того, необходимо возродить, восстановить деревню. Если мы восстановим деревню, деревня начнет рожать. И это будет здоровое население. Я 10 лет подряд ездил в экспедиции в Тверскую, Новгородскую, Вологодскую и Ленинградскую области. Это не так далеко от Петербурга и от Москвы. Но ведь это такая глубинка! Это умирающие деревни, умирающее, деградирующее население. Там большое количество интернатов для умственно отсталых детей, которые не могут окончить и 9 классов. Работать там негде. Людям там делать нечего, они спиваются. У пьяных людей рождаются больные, неполноценные дети. Если мы возродим деревню, может быть, ситуация начнет меняться.
 
Я убежден, что нашей стране как можно быстрее нужны серьезные реформы в социальной политике, нужна продуманная на многие годы вперед социальная политика. Ну и конечно никуда не будем двигаться, если наш народ и наши руководители не будут болеть за страну. Вообще я оптимист и считаю, что рано или поздно ситуация выправится. Общество само поймет, куда надо двигаться.